Газета Щигровского района Курской области
Комментарии
Валентина Чуканова к посту: Почтовики разыскивают родственников краснофлотца из Щигровского района " Это дед моего мужа. Жива дочь. Чука.."

Персидские тайны Ивана Перстенёва

11 мая

349

0

Сколько всего мы знаем о Великой Отечественной, сколько сказано и снято фильмов, выпущено теле- и радиопрограмм, сколько записано воспоминаний солдат и офицеров, которые прошли горнило войны в боях на передовой и в окружении, в нечеловеческих условиях концлагерей и подполье в тылу. Нам хорошо известно о таких советских операциях, как «Уран» и «Багратион», «Корсунь-Шевченская» и «Берлинская», а вот про операцию под кодовым названием «Операция «Согласие», думаю, слышали немногие…

Мой родной дед Иван Федосеевич Перстенёв (1909 г. р.) до вой­ны был шофёром и трактористом. Тогда эта профессия была очень востребованной, необходимой и даже почётной. Как трактористу деду полагалась бронь, поэтому на фронт он был мобилизован позже других, в августе 1941-го.
Выписка из приказа от 19.09.1941 г. №114 военно-пересыльного пункта по 60-му Запасному стрелковому полку гласит, что команда трактористов 3-й стрелковой роты 1-го батальона в количестве 30 человек убыла во 2-й танковый полк в г. Воронеж. Так Иван Федосеевич стал танкистом. На своей боевой машине он принимал участие в битве за Москву. К сожалению, о том периоде рассказать уже некому, но мы знаем, что в одном из боёв танк деда был подбит, его самого сильно контузило и выбросило из машины. Очнулся он в госпитале… А дальше долгое время от него не было никаких вестей. Он дал о себе знать значительно позже, и тогда в семье, где оставались жена, двое маленьких детей и старик отец, прозвучало название далёкой страны — Иран.
«Операция «Согласие» была сов­местной британо-советской операцией Второй мировой войны по занятию территории Иранского государства.
Целью и предпосылками этой операции была безопасность нашего государства, а также обеспечение транспортного коридора союзников, так как значительная доля поставок по ленд-лизу впоследствии шла по пути Иран — Азербайджан, а ещё существовала опасность подъёма персидского национал-социализма. 25 августа 1941 г. наши войска одновременно с союзниками вошли на территорию Ирана.
Данная операция осталась в истории войны одним из «белых пятен». А в послевоенное время обычные люди, естественно, ничего об этом даже не слышали. Поэтому после возвращения домой деду никто не верил, что почти 5 лет он служил в этой далёкой стране. А он на своей полуторке все годы перевозил военные грузы. Возможно, так нужно было говорить из-за существующей секретности и подписки о неразглашении. Нам этого уже не узнать… Тем не менее семья после освобождения территории Щигровского района от длившейся почти 3 года оккупации стала иногда получать от него посылки. Что в них было — дети не помнили, скорее всего, крупа и что-то из продуктов, но запомнили куски материи. Из нее старый дедушка, будучи в прошлом хорошим портным, шил ребятишкам незатейливую одёжку. Благодаря этому дети не выглядели оборванцами и можно было хоть в чём-то ходить в отличие от другой деревенской детворы.
В марте 1946 г. англичане приступили к выводу своих войск с территории государства Иран. Где-то в это время вернулся с фронта и дед. Как стало потом известно, советские войска стояли в Иране до мая этого года на случай парирования возможного удара со стороны Турции.
В семье знали, что их отец жив и с нетерпением ждали фронтовика, ведь война уже год как закончилась. В деревне стояла полная разруха, дома были сожжены, восстанавливать хозяйство некому, не хватало мужских рук. А Федосейчева (так его всегда звали в деревне) служба затянулась.
Возвращаясь пешком из райцентра и подходя к родной деревне, он узнал своего 10-летнего сынишку по штанам бордового цвета. Сшиты они были из той материи, которую он присылал. А дочка три дня не слезала с печки, боясь «чужого» дядю, который стал у них жить. Так в дом моей мамы пришла Победа спустя год после настоящей, в мае 45-го. А дед сразу стал председателем колхоза «Ильича».
В советские времена эта тема вторжения в Иран замалчивалась, не принято было говорить в семье и о нерусской женщине с маленьким мальчиком на фото, которое долго стояло у них дома, а потом было убрано бабушкиной рукой и никто его больше не видел. Это была их личная персидская тайна…
М. АВДЕЕВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте так же