Газета Щигровского района Курской области
Комментарии
Валентина Чуканова к посту: Почтовики разыскивают родственников краснофлотца из Щигровского района " Это дед моего мужа. Жива дочь. Чука.."

Мы помним, мы гордимся!

10 апреля

211

0

Вот моя деревня…
Как мне нравилось ездить летом в деревню к бабушке в Касиновку! Впервые я приехала к ней, когда мне было лет 5-6. Родной город Щигры в начале 50-х годов выглядел не очень уютно. Совсем недавно отгремела война и еще не все здания удалось восстановить полностью. Попав в деревню после пыльных городских улиц, на которых было мало деревьев, мне казалось, что я утопаю в царстве душистой и свежей зелени. Высокие старинные яблони потрясающих сортов, названия которых я запомнила: «Добрый крестьянин», «Золотой ранет», «Свечка»; груши, сливы, рядом — настоящий вишневый сад, густой и таинственный. Поблизости — рядами фруктовые кустарники. Мое особое восхищение вызывало удивительно красивое дерево янтарки, унизанное снизу доверху оранжево-золотис­тыми маленькими яблочками. Все это посадил мой дедушка в конце 20-х годов. Он со своим братом увлекался садоводством. Позже я узнала, что многие яблони в конце 40-х годов были вырублены после принятия закона о налогообложении на фруктовые деревья.
Однажды я играла в саду и оказалась возле высокой березы. Она как-то по-­особенному смотрелась на окраине сада и сильно выделялась среди остальных. Я спросила у бабушки, кто посадил березу практически рядом с фруктовыми деревьями. Она объяснила, что это Вася принес домой маленькое деревце и посадил на усадьбе.

Вася-Василёк
Про своего сына Васю — Васютку, Василька — бабушка всегда рассказывала со слезами на глазах.
Он родился в сентябре 1925 года. Веселый, энергичный, любознательный, добрый. Когда немцев выг­нали из села, мечтал поскорее уйти на фронт. Ему очень хотелось стать танкистом. Он любил напевать известную тогда песню «Три танкиста, три веселых друга».
Василия призвали в армию осенью 1943 года. И мечта парня сбылась. Через пару месяцев от него пришло письмо домой из города Яхрома Московской облас­ти, где он учился в танковом училище. А весной 44-го ему даже был предос­тавлен краткосрочный отпуск в родные места. Тогда он с особым чувством рассказывал о своей военной жизни, о друзьях-товарищах, о том, как его приняли в ряды ВЛКСМ. Он обещал после победы обязательно вернуться домой. Отпуск пролетел быстро. Потом пришло еще одно письмо с фронта. А дальше тишина. Проходили недели, месяцы. Наступил долгожданный май 1945. Никакой информации о Васе не было долгое время. Вдруг почтальон принес конверт с неизвестным почерком, а в нем — несколько строк: «Ваш сын без вести пропал в боях за город Кенигсберг». Родные потом много раз направляли запросы в соответствующие инстанции, ответ был один – без вести пропал в Восточной Пруссии…
Шли годы. Мы вместе с бабушкой часто вспоминали Васютку. У нее тогда еще теп­лилась надежда, что он вернется. Ведь похоронку она так и не получила.

Он был  храбрый воин
Наступил 1970 год. Страна готовилась к 25-­летию Великой Победы. Однажды, открыв очередной номер местной газеты «За победу коммунизма», я увидела статью «Он был храб­рый воин». Стала читать и с первых строк меня пронзила мысль: «Да это же о нашем Васе!».
О Василии Корнилове писал его фронтовой друг, на тот момент — капитан в отставке А. Попов из Воронежа:
«Старшего сержанта Василия Корнилова я встретил в августе 1944 года при формировании нашей части. Мы с ним были зачислены в один экипаж танка «Т-34». Это был жизнерадостный, здоровый и смелый воин. Таким он остался в моей памяти.
Много тогда было жарких боевых дней у наших танкистов, наступающих на врага на территории Пруссии. И всюду Василий демонстрировал воинскую находчивость и мастерство. Особенно старший сержант проявил себя при прорыве сильно укрепленной обороны противника на Гумбинском направлении в январе 1945 года, где мы действовали в составе 213 отдельной танковой Оршанской бригады. Это был один из труднейших участков 3-го Белорусского фронта. Фашисты, защищая территорию юнкерской Пруссии, бешено сопротивлялись. В эти дни Василий Корнилов был командиром орудия. Метким огнем он уничтожил противотанковую батарею противника и наш танк прорвался первым в населенный пункт, расчищая путь другим подразделениям. За эту операцию командир танковой бригады поблагодарил наш экипаж и сообщил, что все мы будем представлены к награде.
16 января в одном из наступательных боев старший сержант заменил командира танка. И в этот же день под г. Гумбиным у населенного пункта Кармонен в тяжелом бою наш танк прямым попаданием снаряда был подбит и боевой друг Василий Корнилов геройски погиб…
Он любил свою Родину и гордился ею. И в 20 лет отдал свою молодую жизнь за Отечество, за то, чтобы нынешнее поколение могло спокойно строить коммунизм. Проститься с ним мне не удалось, так как я тоже был тяжело ранен. Его похоронили боевые друзья далеко от Родины.
Василий Васильевич Корнилов — житель с. Касиновка Косоржанского сельсовета. Пусть его односельчане знают, что их земляк не посрамил чести советского воина, на поле брани он был истинным русским богатырем».
Радость и слёзы! Тогда была жива ещё бабушка. Так она узнала о подвиге своего сына…
С тех пор пролетело еще 50 лет. В жизни произошло много перемен. Но я по-прежнему вспоминаю Василия Васильевича. Он прожил несправедливо мало, чуть больше 19 лет и отдал свою жизнь за любимую Родину. Сегодня дорого малейшее воспоминание о нем, любой светлый отголосок из далеких 40-х…

«Вспоминай  обо мне, Верочка!»
… Хатенка у бабушки была небольшая, крыта соломой, как и у всех других жителей деревни, но под окнами она посадила в рядок 3 куста плетистых роз: красную, белую, желтую. Аромат необыкновенный! Особенно удивительно пахла желтая роза. Неподалеку от хаты лежал на траве огромный камень-монолит прямоугольной формы. Он всегда привлекал мое внимание. Был он необычен и выделялся на скромном деревенском фоне каким-то величием. Бежево-коричневый, на солнце его изломы поблескивали. Чувствовалось в нем что-то таинственное, нездешнее.
Как-то я спросила у бабушки, откуда он здесь появился? Она пояснила: «На месте хаты когда-то стоял большой хороший дом, но в 30-е годы его разобрали и вывезли в соседнюю деревню для постройки то ли детского сада, то ли дома для многодетной семьи. А камень, который был заложен в фундаменте, оказался слишком тяжелым и его оставили на месте».
Много позже она рассказала мне, как проходило раскулачивание у них в деревне, о трагических страницах в жизни людей и страны.
А вот с камнем была связана такая история. Летом 1943 года молодая белокурая соседская девушка Вера пришла к бабушке во двор с бидоном и попросила Василия налить ей керосинчику. Он с готовностью вынес канистру, поставил бидон на этот камень и сказал: «Верочка, запомни, как я наливаю тебе керосин на этом камне. Меня скоро призовут в армию. Сейчас война, возможно я не вернусь с фронта. А ты, когда будешь проходить мимо него, вспоминай обо мне».
Его слова оказались пророческими. Потом, когда Верочка проходила мимо камня, она часто плакала…
В начале 60-х годов бабушка строила новый дом и камень этот был снова использован для фундамента…

Эпилог
Таково мое скромное воспоминание. Но оно не только о нашем Васильке, оно и о победе нашего советского народа в Великой Отечественной войне. В России нет такой семьи, которая не внесла бы свой вклад в борьбу с фашизмом. Долгожданную победу ковали и боевые полководцы, и храбрые офицеры, и мужественные солдаты, и отважные девятнадцатилетние парни, которые, не задумываясь, врывались в самый ад огненных сражений. Та страшная война была выиграна в том числе кровью и отвагой этих ребят. Все они Герои, все до единого.
Мы сохраним навечно память о 27 миллионах праведников, которые своей жизнью заплатили за Великую Победу, за нашу мирную жизнь. Мы никому не позволим подвергнуть сомнению Великий подвиг Великого народа и переделать нашу историю.
Мы помним, мы гордимся!
Н. ПРУЦЕВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте так же